Двенадцать мифов о Порфирии Иванове и его Идее. Миф второй

Опубликовано: 25.01.2011 / Автор: / Категория: Общество и культура / Отзывов: 34

 

Миф 2. Порфирий Иванов призывал всех раздеться догола, оставить дом, семью и круглый год ходить босиком.

Бóльшую глупость, чем эту, фигурирующую в трудах особо рьяных критиков Учения Иванова, трудно даже себе представить. Начнем с того, что Учитель вообще никогда никого ни к чему не призывал и единственный свод советов, которые он нам оставил, – это «Детка». Тогда пусть авторы данного мифа откроют тайну: где среди двенадцати правил, они вычитали, что надо раздеться догола, оставить дом и… далее по тексту? Давайте все называть своими именами: если это личная трактовка Учения Порфирия Иванова неким Васей Пупкиным, то это его собственная точка зрения, и ничего более.

А сам же Учитель неоднократно повторял: «Я никого не заставляю и даже не хочу, чтобы он это делал, но прошу: всё же надо хоть немножечко, да попробовать этими путями пойти. А раз попробовать – значит надо делать». Если вдуматься, очень необычный императив: «не заставляю, не хочу, но надо попробовать, а раз попробовать – надо делать». Ведь мы же как понимаем слово «попробовать»? Вылил с диким криком на себя несколько ведер холодной воды, побегал как сумасшедший босиком по снегу, завтра слег с простудой или ангиной и сделал вывод: «Мне это не подходит и не помогает!» А что, собственно, должно подходить? Человеческая глупость? И в какой помощи ты нуждаешься? Ты хочешь, остаться со своими тараканами в голове и при этом еще получить здоровье? Увы, не получится. Нужно серьезно себя побеспокоить, свое отношение к жизни изменить, к окружающим людям, к природе – отсюда и акцент: раз попробовал – надо делать – основательно, вдумчиво, ответственно.

И все же первым делом нам необходимо понять, что пятидесятилетний путь Учителя с обнаженным телом в Природе сам по себе – явление уникальное и неповторимое, и безмозгло копировать эту форму – дело пропащее. Его тело как символ нового непотребительского отношения к Природе, как цель эволюции человека, как символ победы над смертью. Согласно Писанию, человеческая История развивается от Адама душевного до Адама духовного. Адам душевный в Раю поначалу был обнаженным и бессмертным, он был первым человеком на Земле, кто признал: «Бог есть!», и даже говорил с Ним. Порфирий Иванов своим телом олицетворил Адама духовного, он оказался первым, кто вместил Его. Процесс создания Человека завершен, вернулась форма – обнаженное тело, в котором совместились образ и подобие: Слово стало плотью. Сложно и непонятно? Ладно, тогда зайдем с другой стороны.

Благодаря различным детским книжкам мы сызмальства все «хорошо представляем» ад: там грешников бросают в кипящий котел, жарят на медленном огне и обрекают на вечные мучения. Ну, во всяком случае, в таких картинках есть хоть какие-то действия. Чем занимаются праведники в раю нам менее понятно. Благообразные люди с благообразными лицами сидят на облаках, свесив ножки, либо же в чистых благообразных одежках ходят босиком по зеленой травке и кормят с рук столь же благообразных львов, тигров и волков, которые в своем темном прошлом были хищниками.

Мы вообще себе очень плохо представляем, что такое рай? Очевидно, это общество социальной справедливости. А что такое общество социальной справедливости? По мнению классиков марксизма, это – коммунизм. В коммунистическом обществе должен реализоваться принцип: «От каждого по способностям, каждому по потребностям!» По Библии же, рай – это новая земля (то есть, очевидно, новые люди), и новое небо (то есть, вероятно, их вера, убеждения, помыслы). Сам Бог будет с ними обитать, и отрет «всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет».

Утопичность первого подхода сегодня очевидна как никогда – Природа не в состоянии прокормить человека, уподобившегося ненасытному червю, который все вокруг превращает в отходы. Иносказательность и образность библейских предсказаний с ракурса нашей жесткой «одноклеточной» потребительской жизни подобна красивой сказке, в которую легко поверить разве что на смертном одре.

Да, мы все хотим иметь хорошее здоровье и жить продолжительно. Из Библии известно, что Адам, хоть и был изгнан из вечного Рая, но все же прожил 930 лет, а в конце жизни сказал: «Тысяча лет – как один день». По большому счету, мы все хотим бессмертия, но только вот что делать с этим бессмертием никто из нас сегодня толком не представляет. Если спросить любого такого мечтателя, а готов ли он, скажем, из 200 лет жизни, продленной ему, например, с помощью каких-либо медицинских технологий, 170 вкалывать как папа Карло? Вряд ли кто-то в ответ утвердительно кивнет головой. (А судя по нынешним тенденциям продления пенсионного возраста, правительство эту радость нам охотно обеспечит – ведь кормить таких пенсионеров-долгожителей будет некому и нечем.)

Учитель же предлагает совершенно иное понятие о социальном равенстве. Многим не понравится такой рай. Ведь у нас совершенно иные представления о справедливости. Мы считаем, например, что академик должен получать больше, чем ассенизатор; менеджер больше, чем работник склада; а главный врач больше, чем медсестра в больнице. Почему? Разная мера ответственности? Неубедительно! Природные способности? А, простите, кто этими способностями человека наградил, условия создал, случай предоставил? Кто распорядился одному родиться в семье депутата, другому – под забором? Родители, государство или Бог? По-моему, ответ очевиден. Тогда чем же мы хвалимся? Почему работа маклера, манипулирующего сегодня недвижимостью, оплачивается в тысячи раз лучше, чем работа дворника, тоннами выгребающего во дворах этой недвижимости фекалии за питомцами любителей животных, а за интеллектуалами – окурки, выброшенные из окон в процессе «мучительного» умственного труда? Почему социальный статус юриста-адвоката, защищающего права преступников, находится значительно выше в нашей табели о рангах, чем статус высококвалифицированного токаря или плотника, или статус домохозяйки, которая присматривает за нашими детьми? Мы создали сословия и классы, чтобы делить и удерживать власть и материальные блага. Мы постоянно подогреваем интерес к моде, чтобы различать себе подобных в толпе. А Учитель просто говорил: «Люди по Дарвину идут, сильный живет за счет слабого», можно продолжить эту мысль: хитрый за счет бесхитростного; лживый и изворотливый за счет честного.

Во всей этой «каше» ясно одно: пока на тебе есть тряпка, всегда встанет вопрос из чего она: изо льна, шелка или хлопка? И всегда найдется тот, кто позавидует: у меня из синтетики, а у тебя – натуральная. «Я, Вань, такую же хочу». Пока над тобой есть крыша, всегда возникнет вопрос: а из чего она создана? Из соломы? Глины? Черепицы? Или оцинкованного железа? Любая собственность в конечном итоге порождает зависть, а зависть – воровство, насилие, убийство, смерть.

Поэтому Учитель говорил, что всем – и старику, и молодому, и академику, и уборщице – надо сделать одинаковую зарплату – 33 рубля, будет мало – добавим. Кстати, часто спрашивают, почему 33 рубля? Да просто образ такой был у Порфирия Иванова. Он работать хотел, чтобы семью кормить, а его врачи ненормальным объявили, «волчий билет» выдали, а за погибшего на войне сына ему пенсия полагалась ровно 33 рубля (хотя минимальная пенсия у рабочего человека тогда была 120 рублей). Отсюда это число и возникло. А одинаковые условия всем – это сознательное признание того, что ничего на этой земле у человека своего нет: ни собственности, ни тела, ни мысли, ни души. Все по Его милости дается. Тогда чем же мы торгуем? Что продаем?

Кстати сказать, ничего сверхнового и сверхъестественного в этой мысли Учителя нет. Разве не напрашиваются здесь параллели, например, из Третьей книги Ездры: «Торгующий – пусть будет, как не ожидающий прибыли, и строящий дом, как не надеющийся жить в нем»; разве не слышатся нотки Нагорной проповеди Христа: «И кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду». Собственность убивает человека, разрушает его, делает зависимым от Природы.

Таким образом, можно сказать, что обнаженное тело – это прообраз общества социальной справедливости, где нет плача, вопля, слезы и насилия. Но есть Тот, который все это представил и принес, а люди – приняли, разобрались, поняли, и тела их эволюционировать стали в Природе, в них совсем иные качества проявились. А на сегодняшний день обнаженное тело Учителя – это не призыв к повороту в каменный век, а обращению к сердцу и разуму каждого человека, пример сознательного, осмысленного человеческого поступка.

комментария 34

  • А мыслей у учителя интересных, действительно очень много.
    «А в людях, в природе-понедельник, вторник, среда, четверг, пятница, суббота, воскресенье; иголка, шило, топор, нож, пила, молоток, рубанок, шприцы; корова, лошадка, овца, коза, верблюд; дроги бричка, плуг, борона, ухват; курица, утка, гусыня, индюшка, грач, ворона, сорока, воробей, скворец, соловей, щегол, синица; вишни, сливы, груши, яблони, терн и все.
    «История Паршека» т.2 стр 285-286.

  • Конечно, не чужд технологиям, в том числе и IT :-). Еще раз подчеркну: мы все живем и во времени, и в условиях. Кто запрещает? Бери? пользуйся. Вопрос в другом: понимать человек должен, когда придет время — нужно будет все это без всякого сожаления оставить. Ибо совершенно правильно Вы упомянули: где мысли человека, там и он сам.

    А так в Истории было всегда. Когда-то один мой университетский преподаватель любил философски повторять: «Вот этой ручкой можно выколоть глаз, а можно написать «Евгений Онегин». Римская Империя распяла Христа, но создала дороги, по которым пошли первые христиане с вестью о Нем.

  • Мне кажется, когда человек как попугай повторяет «Бог есть любовь», он вообще ничего не понимает ни кто такой Бог, ни что такое любовь (ни в коем случае не принимайте это в свой адрес). Просто привыкли мы эту фразу говорить когда ни попадя. А Любовь, это поцеловать в губы прокаженного или больного сибирской язвой и болезнь эту снять. Это поклониться каждому и ноги ему омыть. Это пройдя сквозь 12 лет спецтюрем и психушек МВД сказать, как Христос, «они не ведают, что творят». Да за одно это Он заслужил, чтобы вы Учитель хотя бы с большой буквы писали.

    Да поймите же, Георгий, Учитель пришел в Советское время, к обездоленным людям. Проявился во время голодоморов и репрессий. И обращался к простым людям. Как же им еще можно было объяснить, что такое божья любовь?

    Вот мы Библию цитируем, в русском переводе. Сколько великих и образованных мозгов бились, чтобы эту суть красиво донести до нас. А обратитесь к первоисточникам — писали без гласных, без знаков препинания. Да и первые Апостолы были люди не ученые, вряд ли они могли красиво изъясняться. Главное, что они сделали. Как же нам трудно избавиться от догм!

  • Вот вы взяли, вырвали из контекста слова Учителя и с сарказмом выставили их, мол, смотрите, мысль. Старый избитый прием книжников и фарисеев. Опять-таки мы уже говорили об этом. А мысль там глубочайшая, если вчитаться и понимать: суету человеческую Учитель описывает и показывает, что все это в могилу человека сводит, и места Богу среди всего этого нет.

    А такое цитирование как раз из серии «смотрели и не видели, слышали, да не вразумели». А надо услышать, увидеть и вразуметь.

Добавить видео-комментарий