«Любовь воспрянет – уходить от нее никто не будет!»

Опубликовано: 5.05.2012 / Автор: / Категория: Путь Учителя,С чего начать? / Отзывов: 7

 

Сколько себя помню, моя семья все время жила по советам Учителя Иванова. У нас с братом толком и медицинских карточек не было. Сказать, что мы совсем не болели – нет, почему же, болели. Простудными заболеваниями немного реже, чем сверстники, а так всякое бывало. Только больниц с уколами и кучами лекарств наша семья не знала. Если болезнь начинала цепляться, мама на одну табуретку поставит ведро воды, а на другую положит таблетку и скажет: «Хочешь, можем пойти в больницу, а если нет, то ты знаешь что нужно делать». И мы с радостью хватались за наши ведёрки и бежали на улицу, становились босыми ногами на землю и просили Учителя. Искренне, по-детски, и не было сомнения – обязательно поможет!

Вы подумаете: хорошая, здоровая семья. Но пришли мы к этому образу жизни непростым путем.

Я родилась здоровым, крепким ребенком. Бабушка моя была медицинским работником, мама – педагогом. В доме стерильная чистота, уют и порядок. Но примерно в два года я заболела двухсторонним воспалением легких. Моя детская память зафиксировала картинку – надо мной склонилось испуганное лицо мамы, а в дверь входит озабоченная бабушка с железной коробочкой, в которой были шприцы. В общем, заболела не на шутку. Как мама потом рассказывала: «Ребенок сгорал на руках. Сбить температуру ничем не могли». Бабушкина медицина оказалась бессильна, и она это понимала.

Через тетю из Луганска мама узнала о двенадцати советах Учителя Иванова – «Детка». И что-то ёкнуло у неё в душе. Она поверила, поверила, что именно это и спасёт её дочь. Был декабрь. Папа как глава семьи вышел на улицу, облился первым. Говорит: «Тань, вроде ничего, даже как-то взбодрился». Мама меня в полубессознательном состоянии взяла на руки и вынесла на улицу, а там снег, мороз, ветер. Сумасшедшая! Ведь ребенок и так при смерти, температура сорок и грудной кашель. Но вы знаете, бывают моменты, когда мозги отключаются, и ты просто веришь и точно знаешь, что это поможет, и по-другому быть не может. Как просили родители, я не знаю, но когда папа облил нас с мамой, я соскочила у неё с рук и сама побежала в дом, вприпрыжку. Меряют температуру – её нет. Через два часа снова температура поднялась, меня снова на улицу. Так я осталась жива. И живу по этим советам уже 25 лет.

Мои родители искали здоровья для своих детей, а приобрели для своей семьи несравненно больше – то, что трудно объяснить словами, а понять сможет только тот, кто сам попробует. Ведь, казалось бы, нет ничего необычного в том, что человек обливается холодной водой, ходит босиком по земле, один день в неделю воздерживается от еды и питья и т.д. Почему же в результате происходит не просто исцеление, да еще от любой болезни, какой бы тяжелой она ни была, но и внутреннее преображение человека – что не подвластно никаким препаратам? Чтобы понять это, надо обратиться к личности того, кто предложил людям этот путь – к Порфирию Корнеевичу Иванову.

Он родился в ночь на 20 февраля 1898 года в русском селе Ореховке на Украине Луганской области (его предки переселились сюда из Курской губернии). Всю ночь свирепствовала вьюга, а под утро накидала снега по пояс. «Моя бабушка Анна Полянская (по матери) утром пробиралась по сугробам к попу нашей единоверческой церкви Науму. Имя мне подобрал по Святым книгам – Порфирий». А в детстве его называли по старинному обычаю – Паршек. Он был вторым ребёнком в семье, но самым старшим из сыновей, поэтому на него с 12 лет легла обязанность наравне с отцом обеспечивать семью из 11 душ.

Материально жили очень трудно. С ранних лет он задумывался над несправедливостью жизни. «С бедностью все-таки мирился, но я не мог примириться с одним – это со смертью. Я крепко и много думал, почему люди мрут, что за причина?» Перед глазами текла жизнь: мор 1913 года, холера; революция, гражданская война, голод 1933 года. Жизнь ничего не стоила. «Неужели человек рожден для того, чтобы вот так повольничать и уйти в никуда?» – Вопрос сидел в пытливой голове, как гвоздь, а где взять ответ?

Ответ пришел просто. В 1933 году, когда Паршек, уже отец двоих сыновей, понял, что вся истина – в Природе, что она, Природа, и есть наша мать, что «она нас родила, представила на белый свет для того, чтобы мы вот именно жили». В Природе есть хорошие качества, а есть и плохие – стужа, ветер, зной, и надо научиться все это полюбить. Не побороть, не победить, а именно полюбить.

Он не был фантазером-мечтателем, он стал практиком. Первый шаг – снял шапку, «волосы от гнета освободил». Выдержал зиму. «Я понял, что холод мне не враг, а друг, надо только научиться им умело пользоваться». Ни один день не проходил без новой практики. Раздевался постепенно: костюм, рубашка, валенки – остались трусы, простые, сатиновые, для приличия. Сколько же пришлось потом страдать из-за этих трусов!

Как выразить словами то, что дает тебе живая природа? То, что никто на земле еще не испытал? – «Какая прелесть, какое здоровье, это не могу я вам передать». Но ведь люди должны задуматься, а за счет чего же этот человек живет? Откуда такое терпение, спокойствие? – Объяснить было невозможно.

Молодая страна Советов строила новую жизнь: людей надо было одеть, обуть; не хватало учителей, инженеров, рабочих, врачей. Но люди жили с надеждой на лучшее, они хотели жить по-новому – они строили социализм.

Что хочет Иванов? Зачем разделся? Разбираться некогда – он просто больной. Больница при железной дороге г. Ростова-на-Дону признала его инвалидом I группы без права на работу: шизофрения, паранойное развитие личности. Паршек – безработный. Дома тихо и неуютно. Жена устала плакать, дети косятся – на улице задразнили. Как жить? Как объяснить людям, что есть другая дорога, что пятилетние планы и сверхурочные не решат главной проблемы для человека: как научиться не болеть и не простуживаться, как научиться жить без смерти. «Нам надо учиться учению Иванова, чтобы не попадать в тюрьму и не ложиться в больницу…»

Его никто не слушал. И тогда он едет в Москву на VIII Чрезвычайный съезд Советов. 1936 год, 25 ноября. Радио кричит о съезде делегатов, о новой конституции. На улице метет, и среди огромных холодных домов бежит босой человек. Вот он – Дом Советов. Сколько надежд – а вдруг дадут слово, спросят: «А почему ты так ходишь, почему разделся? Что это тебе дает?» Но человек в пальто спросил другое: «Паспорт? Откуда приехал?» До Лубянки на машине всего десять минут. Перед Ежовым молчал, пока не вызвали врача. Психиатр подтверждает диагноз – шизофрения, и к вечеру уже «Матросская тишина», психиатрическая больница. «Самая печальная проверка, которую проходит человек».

Да, мало прав у больного: полное подчинение врачам и беспомощность. Двойные рамы, толстые стены – здесь умеют хранить тайны. А вот тайны человека не знает никто! Хотя и хотели бы знать. Не увидели ее на Иванове ни психиатры, которые отпустили его в 1937 году домой, ни односельчане, только удивлявшиеся его возможностям – ушел в степь зимой и не возвращается неделями! Никакой болезнью не брезгует, лишь бы сам человек подошел, обратился за помощью. Всегда весел, приветлив, любит поговорить на разные темы, всем интересуется – странный человек!

И немцам в ноябре 1942 года он показался очень странным. Огромный, тело золотисто-бронзового цвета с копной белых волос, такой спокойный, ни от кого не прячется – что это еще за явление среди русских? Он стоял перед командующим немецкими войсками фон Паулюсом и ни один мускул не дрогнул на его теле, когда он на вопрос фельдмаршала, кто победит в этой войне, ответил: «Победа будет за русским солдатом». «Я ему как немецкому генералу про свою закалку-тренировку изложил».

Немцы ставят свой эксперимент: 27 суток днепропетровского гестапо. Его пытаются заморозить: закапывают в снег, возят в коляске мотоцикла всю ночь на ледяном ветру. «Ни на каком допросе я не боялся, я был уверен в победе». И повторяется то невозможное, что уже было в 1937 году – его отпускают домой и дают бумагу с разрешением свободного передвижения по оккупированной территории как испытателю в природе. Немцы назвали его «русский Бог».

Время неумолимо идет вперед: закончилась война, люди бросились восстанавливать страну, хозяйство. Новая борьба за светлую, счастливую жизнь. Ни на минуту не расстается Паршек со своей Идеей. Если бы можно было объяснить, что главная война продолжается: война между человеком и природой. И пока она не закончится, люди не перестанут убивать друг друга – так просто и так на сегодня невозможно.

Он продолжает испытывать себя. В 1948 году в районе поселка Лазаревское, что между Туапсе и Сочи, начался сильный шторм. Падали телеграфные столбы, люди прятались в послевоенных землянках. Волны стояли с пятиэтажный дом, и не было понятно, где небо, где море. Слаб и жалок человек перед стихией, но не такой человек, как Иванов. Он заходит в это бушующее море: становится тихо, светло, и ласковые волны омывают его ноги. Кто он? Этот вопрос люди, видевшие его, общавшиеся с ним, задавали себе постоянно. Кто он?

Маленький городок Красный Сулин Ростовской области. На Первую Кузнечную улицу, дом 12 тянется цепочка больных людей. Именно эти настрадавшиеся, отчаявшиеся, измученные болезнями и тяжелой жизнью люди первыми признали его силы и назвали его Учителем. «Деточка, я тебе свое здоровье передал, но, чтобы его сохранить, выполняй мои советы». Сколько благодарности в глазах, тянутся руки – обнять, поцеловать. Когда человек ощущает себя полностью здоровым, ему хочется поделиться всем, что у него есть. Но идея Иванова не в мимолетном исцелении. «Я борюсь за то, чтобы обязательно нам пришлось жить так, как никогда не пробовал человек».

Можно ли оставаться без пищи и воды – день, два, неделю, а то и месяц? Можно ли научиться обходиться без воздуха – десять минут, час, три? Как принять и полюбить людей, даже тех, кто тебя гонит, смеется, улюлюкает вслед?

Да, можно. И день за днем он показывает на своем теле людям все новые и новые качества. Никакая дерзкая мысль не оставалась не подтвержденной делом, самой жизнью. Человек – легенда, Победитель природы, Совершенный человек, Бог земли. И только для врачей – больной, ненормальный. За внешний вид, за эту непонятную для всех обывателей жизнь его держат в психиатрических больницах системы МВД почти 12 лет. Для обычного здорового человека это катастрофа, медленная смерть! «Я терплю один из всех, чтобы люди знали об этом деле… Я нашел как противостоять… Мое оружие – это мое тело, я не боюсь природы, смерти не признаю, ибо ее как таковой в природе нет…»

Жизнь без смерти? А нужна ли сейчас такая жизнь? Работа, дети, дом, снова работа, и все это вечно? Нет, он говорил о другой жизни, о другом человеке. «У нас будут молодые, закаленные сердца 25-лет человека… бояться мы не будем никакого врага, даже своей развитой нами на земле смерти. Земля нам не будет таким источником, вся потребность от нас уйдет, мы будем с вами естественные в природе люди. Вся техника с искусством и химией нам не понадобятся. Чужого у нас не станет и не будет у нас мертвого – мы поделаемся живыми людьми. Любовь воспрянет – уходить от нее никто не будет».

Вы скажете сказка, небылица? А разве есть у людей другой выход?..

В этой статье поставлено много вопросов, и каждый находит ответы для себя самостоятельно. Моя семья уже нашла,  то, что предлагал всем людям Учитель – учиться жить за счет «вечных, неумираемых друзей»: воздуха, воды и земли – источника всего живого на земле.

Каждое утро я беру два ведерка с холодной водой и полугодовалого сынишку, выхожу на улицу, встаю босыми ногами на живую землю, вдыхаю живой воздух и обливаюсь с ним живой водой. В моем сердце просьба: «Учитель, дорогой, дай моему сыну здоровья!» Ведь самое главное, что я могу ему дать это понятие о Боге, о новом небывалом сознании. А дальше, когда он вырастит, решать ему: как жить и что делать дальше.

комментариев 7

  • Екатерина, спасибо большое за Ваши слова! Так складно всё изложено. И хотя не раз всё это слышал, читал — и Ваш текст прочитал с большим удовольствием и чувством признательности. Дело это должно обязательно жить! 🙂

  • Спасибо, Катенька! Какой ты/вы светлый человек, ведь выросла в семье, живущей по Идее Учителя. В такой семье гармония, спокойствие и любовь. Живая жизнь.

  • Благодарна Учителю, за эту жизнь и за эти условия, ведь чувствуешь Его помощь и поддержку ежесекундно.

  • И у меня в точности такие же чувства.

  • Когда я была ребенком, то спрашивала у мамы: «Был Иисус, оставил нам заповеди. А почему бы Богу не прийти в наше время, ведь за 2000 лет многое изменилось». Мама отвечала: «так ведь Он и пришел и принес новое. Учитель – это Бог». Где-то в моей голове это отложилось, но понимания и осознания не было долгие-долгие годы. Мне очень стыдно за те слова, которые я говорила маме все эти годы. Мамина боль от этих слов возвращается ко мне словно бумерангом, когда я слышу ТЕ ЖЕ САМЫЕ слова в адрес Учителя от любимого мужа. Учитель оправдывал таких людей так: «не ведают, что творят».
    Помню, как в экстренных жизненных ситуациях инстинктивно просила Учителя о помощи и…….получала ее как ЧУДО. Чувствовала, как в жизни моей все получается легко и просто через каждодневную просьбу матери моей к Нему. Но не знаю почему — НЕ ВИДЕЛА и НЕ СЛЫШАЛА. Может быть, именно через тяжелое, через страдания открывается сердце и тогда оно способно увидеть и услышать?
    Испытав неподъемно тяжелое я пришла к Учителю. Разве знает Бог, что такое обида? Он принял меня с этим моим грузом тяжелых слов в Его адрес, как свою любимую деточку. Дал силы, дал здоровье, дал ПОЛНУЮ СВОБОДУ, ведь «Детка» — не закон, не диета, а то, что человек делает по своему сознанию, с радостью и любовью. ОН дает мне все, что нужно для СЧАСТЬЯ. И тут уже как в моей любимой песне: «И не уйдешь и никуда уже не деться от этих глаз, от их внезапной глубины…».

  • Смотрю и не насмотрюсь на чудный ОБРАЗ УЧИТЕЛЯ. Такой ЧИСТЫЙ, СВЕТЛЫЙ, ПРОСТОЙ и МОГУЧИЙ , как ПРИРОДА в своём ПОКОЕ.
    И путь к НЕМУ,- с виду — прост. Облейся с удовольствием да и будь счастлив. Воздержаться -пожалуйста, не кушай 42 часа — и снова твой праздник.
    Но нет, мало этого. Жизнь выбивает из дисциплины, умишко, как воробей, выпрыгивает из надёжного гнезда за каждой крошкой, что подносом падала.
    Нет непоколебимой Веры, нет самодисциплины, — нет душевного покоя,- окружение заставляет обособиться , не искушать «спящего» сомнительными для него действиями. И обидеть его нельзя. . В 60-ти кварт. доме их 200 человек.- Эти люди 30лет живут в одном дворе, — какое надо терпение,чтобы «не оскорбить их» с ведром воды в руке., …
    Вот где надо учиться быть психологом и миролюбцем,- А «спящих» у нас ещё 99%.
    ТОЛЬКО ИЗДАЛИ И ВИДНО МОГУЩЕСТВО УЧИТЕЛЯ.ЕГО ВЕЛИЧИЕ в кажущейся ПРОСТОТЕ и спокойном МОГУЩЕСТВЕ. ОБРАЗ ЕГО ПОТРЯСАЕТ И НЕ ОТПУСКАЕТ.
    Спасибо автору, за столь светлый рассказ- как чистый спокойный ручеёк.

  • Благодарю дорогого Учителя!

Добавить видео-комментарий